Buy tickets
14.04.2020 Blog

Кого еще подозревали как заказчика кражи Казанской иконы?

Споры о краже из Богородицкого монастыря и дальнейшей судьбе первоявленной чудотворной Казанской иконы Богородицы продолжаются уже более 100 лет.

И действительно, многим до сих пор кажется довольно странным то обстоятельство, что матерый двадцативосьмилетний вор-рецидивист Варфоломей Стоян, специализировавшийся на кражах из церквей, довольствовался только драгоценным окладом, а саму икону, сулившую ему и его подельникам — «лиходеям, сынам проклятья всей Руси» — гораздо большую материальную выгоду и безбедное пожизненное существование, хладнокровно сжег в печи.

Казанская икона Богородицы с предстоящими Ангелом Хранителем и святой мученицей Матроной.

Отсюда у следователей возникла версия, что Стоян был всего лишь исполнителем, а заказчик еще оставался на свободе, возможно, вместе с иконой. Поскольку в начале XX века основными владельцами древних «дораскольных» икон считались старообрядцы, подозрения падали именно на них. На причастие к похищению был проверен даже сам Савва Иванович Мамонтов. Пожалуй, наиболее известной для казанцев подозреваемой была супруга почетного гражданина, мецената и благотворителя Якова Филипповича Шамова — Агриппина Хрисанфовна, в доме, а точнее, в моленной которой якобы видели явленную икону. Впрочем, народная молва не пощадила самого Якова Филипповича, причислив и его к злодеянию. В числе подозреваемых значилась еще одна известная среди ревнителей «древлего благочестия» фамилия, но не столь тиражируемая в современных публикациях об этом громком деле.

Бушковы — старообрядческая купеческая династия, лесопромышленники и хлеботорговцы, работавшие по всей Средней Волге. В их родовом селе Русском Туреке, южно-вятской «столице» староверов, расположенной недалеко от границы Вятской и Казанской губерний, Бушковы прославились не столько своими масштабными предпринимательскими инициативами, сколько благотворительностью и общественной деятельностью: открытием начальной школы, прокладкой водопровода и электропроводов, возведением моста, устройством гидроэлектростанции. Необычным для провинциального села было также строительство колоритных каменных домов по редким для того времени индивидуальным проектам, подразумевавшим архитектурные элементы декора. Подобно лучшим купеческим домам, крыши особняков Бушковых были обрамлены угловыми парапетами, которые были соединены балюстрадой и украшены вазонами.

Феодоровская икона Богородицы.
Надпись тушью на обороте: «От Бушковых неизвестно которого дома».

Моленная, где проходили службы, существовала в Русском Туреке долгие годы и не раз перестраивалась. Бушковы выстроили новое прекрасное здание в 1890-х годах, причем для людей из разных толков были оборудованы три отдельных входа. В двух залах были устроены иконостасы с «богатыми» иконами, привезенными из Москвы и Казани. Также в селе по инициативе Екатерины Стефановны Бушковой был организован старообрядческий женский скит (неофициальный монастырь), просуществовавший до 1917 года.

Икона «Усекновение честной главы святого Иоанна Предтечи».
Надпись тушью на обороте иконы: «Усекновение Главы Иоанна Предтечи Ипполита Минеевича Бушкова».

Примечательно, что купцы Бушковы имели разносторонние интересы. В журнале «Вятский кооператор» вышла статья, посвященная организованной в селе Русский Турек передвижной театральной группе. На дошедших до наших дней фотографиях запечатлены сцены из спектаклей и директор, интеллигентного вида молодой человек, по виду «петербуржец из дворян», а на самом деле крестьянский сын Ипполит Минеевич Бушков. Помимо увлечения театром Ипполит Минеевич занимался собиранием икон. К сожалению, сведения об Ипполите Минеевиче прерываются в 1914 году, в тот год он ушел на войну, хотя мог бы, говоря современным языком, «иметь бронь», и больше не вернулся. Мог ли такой человек быть заказчиком кражи и смотреть на икону, зная каким путем она к нему пришла?

Икона Избранные святые: священномученик Харалампий, Иоанн Предтеча, преподобный Ефрем Сирин.
Надпись тушью на обороте иконы: «Ипполита Бушкова куплена у Заболотских 1912 г.»

Семейство Бушковых тесно связано с Казанью. Родной дядя Ипполита Минеевича — Никандр Стефанович Бушков, проживавший в доме напротив своего брата Минея Стефановича (отца Ипполита), скончался на 54-м году жизни в Казани. На казанском Арском кладбище в одном ряду находятся захоронения сестер Евдокии Минеевны Бушковой (1879–1972), Екатерины Минеевны Тикуновой (1879–1952) и Устиньи Минеевны Слобожаниновой (1888–1943). В Казани учился сын Григория Никандровича — Вениамин Бушков, записавший семейную родословную, а в книге брачных записей казанской Общины христиан древле-православно-кафолического вероисповедания и благочестия старо-поморского согласия есть отметка, датированная 1910 годом, о браке казанского младшего губернского ветеринара Михаила Александровича Шашабрина и дочери государственного крестьянина села Русский Турек Анисьи Сильвестровны Бушковой.

Откуда же появились сведения о причастности Бушковых к краже Чудотворной иконы из Казанского монастыря?

Оказалось, основанием для подозрений стало показание крестьянина деревни Новые Ключищи Мамадышского уезда Василия Филипповича Красильникова, проживавшего в селе Яныль. В августе 1912 года он сообщил чинам уездной полиции, что недавно на пароходе самарский торговец лесом Степан Петрович Попугаев «в нетрезвом виде» говорил ему, что Чудотворная Казанская икона находится в селе Турек Уржумского уезда Вятской губернии, в молельне, принадлежащей купцам Бушковым, которые купили ее у Чайкина (Стояна) за «большие деньги».

Общественный резонанс этой кражи был настолько велик, что проверялась каждая зацепка в деле. Поэтому жандармский подполковник Михаил Васильевич Прогнаевский, ведущий дело, решил, что называется, «отработать» версию и поручил разведку полицейскому Сафону Ильичу Первухину, который побывал в Туреке под видом старообрядца, но никаких следов, естественно, не обнаружил.


В статье использованы материалы из публикаций:

  1. Е. В. Афонина «Старообрядческий след» в деле о похищении Чудотворной Казанской иконы Божьей Матери» 2010 года.
  2. Статья Т. Р. Валиуллина «К вопросу о нескольких иконах села Русский Турек» 2019 года.
  3. Диссертационное исследование В. К. Семибратова «Духовная культура старообрядчества в конце XIX — первой трети XX в. (на материалах Вятского края)» 2005 года.
  4. Статья Л. Татариновой «Вера и верность» из газеты «Вятский епархиальный вестник» №12 2016 года.
  5. Хрестоматия И. Ю. Трушковой «Знаменитые старообрядцы. Жизнеописания. Достижения» 2019 года.
  6. Дневник редакционной экспедиции «Под большим шатром голубых небес» электронного ресурса «Вера. Христианская газета Севера России».

Фотографии икон представлены Музеем Казанской Иконы.